Психолог-и-Я

29 791 подписчик

Свежие комментарии

  • Wlad Wlad
    Угу, в тандеме САМКА-ВАГИНА лидером является именно ВАГИНА. Она не только управляет САМКОЙ через БИОХИМИЮ, но даже ПА...«У тебя просто ПМ...
  • Kris
    Да уж, придётся подьиграть, когда не тебе поставили клеймо... Тем более, для себя понять, что за клеймо и откуда вете...Что заставляет му...
  • Wlad Wlad
    А мы не "будем надеяться" мы ЗНАЕМ, что "фемизданутость - это ТРУПНЫЕ ПЯТНА на теле ОБОЖРАВШЕЙСЯ Цивилизации".На родах я заново...

Продавец правды

     День клонился к вечеру, а грустное небо, с тёмными большими глазами, всё ещё оплакивало ушедшее лето.

Продавец правды


     Абарид, моложавого вида стройный мужчина, сложив руки за спиной, смотрел в окно. Пустынные улицы, умытые слезами дождя, скамейки, усыпанные листьями сентября, создавали тоскливое, меланхоличное настроение. Усиливалось оно ещё и тем, что, по всей видимости, посетителей в его лавке сегодня не будет. Он окинул взглядом дубовые полки, занимавшие все стены до потолка, уставленные различными склянками и флаконами со снадобьями, эликсирами, пилюлями, духами и книгами. Что ж, ему есть чем заняться. Подойдя к большому столу, со стоящими на нём весами, Абарид принялся растирать в ступе необходимые для нового рецепта травы. Ему нравилось это занятие, и сейчас, впрочем как всегда, он погрузился в размышления, и, оказалось, весьма глубоко. Не расслышав шума подъехавшей кареты, он удивлённо приподнял бровь, когда мелодично зазвенел колокольчик над дверью и в лавку вошла женщина. Оглядевшись, она направилась к нему, изящно откинув вуаль.
— Вера! Как я рад вас видеть! — узнав посетительницу, он торопливо пошёл ей навстречу.
— Абарид, друг мой, здравствуйте!
Поцеловав её тоненькие пальцы в кружевной перчатке, он почувствовал обволакивающий прохладный горьковатый аромат полыни.

Абарид, не без удовольствия, отметил, что это духи его изготовления.
— Сударыня, вам так к лицу это серебристо-серое платье и парфюм подчёркивает его... — он осёкся, заметив бледность женщины и залёгшие тени под грустными и растерянными глазами.
— Что случилось? Вы выглядите нездоровой.
— Ах, Абарид, я плохо сплю, кое-что гложет меня.
— Что же? Говорите, Вера, вы знаете, что мне можно открыться, я беспокоюсь за вас, — мягко спросил он, испытывая искреннее волнение.
Посетительница, явно смущаясь и колеблясь, отняла свою руку, которую Абарид всё ещё держал, и воскликнула:
— О, я знаю, знаю, мой друг, что могу вам довериться! Не беспокойтесь излишне! Я пришла купить правду.
— Сыворотку правды? Вас кто-то обманывает?
— Возможно да, а возможно, я обманываюсь сама... Нет, не сыворотку, настоящую правду, истину.
Абарид озадаченно смотрел на Веру и силился понять,  почему молодой, красивой женщине, понадобилась истина, обычно её покупали мужчины. И все они плохо кончили.
— Вера, я не понимаю... Зачем? Зачем вам забивать свою прекрасную головку истиной? Может лучше эликсир красоты? Или вечной молодости? Или вот! Любви! В этом флаконе  удача! Слава, хотите славы? — Абарид метался вдоль полок, воодушевлённо показывая Вере различные эликсиры.  Но она отрицательно качала головой, протестующе вытянув руку и останавливая его.
— В конце концов, можно обойтись успокоительными и снотворными пилюлями! — добавил он напоследок.
— Послушайте меня, Абарид, — теперь Вера принялась расхаживать взад-вперёд, теребя кружево на платье, тафта юбки печально шуршала в такт её шагам, — я вижу правду. Вижу причины и последствия событий. Вижу людей, их характер, эмоции, как они живут, почему ведут себя именно так, а не  иначе.
— Да, вы очень проницательны, но тогда я тем более не понимаю, зачем вам истина?
Женщина вздохнула, да так горестно, словно все проблемы мира лежали на её плечах.
— Мне не верят, когда я говорю правду. Более того, утверждают, что то, что для меня белое, на самом деле чёрное и наоборот.
     Абарид задумался. Вера вдова его лучшего друга, умная, добрая, приветливая, но в городке её действительно сторонились. Её высказывания зачастую попадали так точно в цель, что согласиться с ними порой означало признаться в преступлении.
— Сударыня, но правда у каждого своя, она субъективна, в отличие от истины, которая объективна и является правдой фактической. Человек так устроен, он всегда будет отрицать неприятную правду, по крайней мере, вслух, дабы обелить себя в обществе и избежать осуждения, потери репутации, наказания. Проще высмеять и выставить глупцом  говорящего истину. Но стоит ли так печалиться из-за этого? Разве мнение этих людей ценно для вас? Если важно, то можно промолчать…
Вера метнула в него гневный взгляд и он понял, что молчание не самая сильная её сторона.
— Всё так, но дело не в них, дело во мне. Я слукавила немного... Я вижу истину, точнее я считаю, что вижу её. Теперь же меня терзают сомнения — быть может, они правы, эти люди, а я живу в иллюзиях о себе и окружающих, глупа, или вовсе сумасшедшая.
Женщина беспомощно и отчаянно всплеснула руками и умоляюще взглянула на Абарида.
— Вера, дорогая, вне всякого сомнения, вы в своём уме! Оставьте эти мысли. Вам не истина нужна, а уверенность в себе. Вот посмотрите...
— Ах, нет! Я хочу разобраться в причине, а не лечить последствия. Но, я вижу,  вы не хотите продать мне истину, — испытующе посмотрела Вера,  слегка нахмурившись.
— Как друг вашего покойного мужа я пытаюсь уберечь вас. Тяжёлые побочные эффекты вызывает знание истины, вплоть до убийств и самоубийств.
— Я всё понимаю и я готова, — уверенно и решительно произнесла Вера.
Мужчина внимательно заглянул ей в глаза.
— Хорошо, будь по-вашему.  Истина начинает действовать не сразу, обещайте не употреблять её до конца, если почувствуете, что вам невыносима она.
— Обещаю, — торжественно прошептала Вера.
Абарид вручил посетительнице флакон, затейливо переплетённый золотым узором и изображавший сову с глазами-изумрудами. Так же он подал  объёмную  старинную книгу.
— Что это? — удивлённо спросила женщина, слегка согнувшись от тяжести фолианта.
— Инструкция по применению. Изучите её обязательно.

      Солнечный, цветущий май лился в окно лавки. Абарид отложил газету, которую он, уже по привычке, с тревогой просматривал в поисках новостей о Вере. Всё это время она не давала о себе знать, лишь иногда присылала служанку за покупками. Зазвучал колокольчик, сердце Абарида стремительно рухнуло вниз, вернулось на место и затрепетало — она! Вера впорхнула, весело шелестя юбкой и наполнив лавку свежим, нежным ароматом розы.
— Наконец-то! — выдохнул мужчина и бросился навстречу.
Вера лучилась счастьем и светом. Лёгкое белое платье, усыпанное зелёными листочками, подчёркивало самшитового цвета глаза. Поправив выбившийся тёмный локон, она спросила с улыбкой:
— Что же вы молчите? Хотите знать как мои дела?
— Хочу, — сдавленно произнёс Абарид, неожиданно осознав, что обещание другу заботиться о Вере, перерастает в нечто большее.
— Я была права! Ничего не изменилось! Я вижу так же, как и прежде, значит, я знала истину всегда. А ещё мне удалось достичь манны небесной! — восторженно и гордо заявила женщина.

     Они пили чай. Вера эмоционально рассказывала о том, что она узнала. Абарид не сводил с неё глаз  и чувствовал как наполняется любовью его сердце.
    Воля Сибирячка 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх